Позвонить

+7 812 701 03 30


Закажите обратный звонок

Адреса центров:

пр. Сизова, 21 ул. Марата, 14

График работы:

с 9:00 до 21:00
ежедневно
Свяжитесь с нами:

НАСЛЕДСТВЕННАЯ ТЯГА К БУТЫЛКЕ

Почему не все становятся зависимыми?

Авторы нового эксперимента заявили, что ученые и медики до сегодняшнего дня подходили к алкоголизму, как к болезни, с неверных позиций.

Пока правительство, заботясь о здоровье нации, всячески ограничивает время и место продажи алкогольсодержащих напитков, запрещает рекламу в СМИ и вводит прочие рамки, по-прежнему бокал вина или кружка пива по окончании рабочего дня с друзьями, возлюбленными, семьей или наедине с собой – является приятным времяпрепровождением для большинства. Но тенденция превратить бокал в 2,3,4,5 и так далее становится нормой для некоторых людей обоих полов. Неспособность вовремя остановиться – не редкость. При этом безудержное пьянство не всегда превращается в алкоголизм. Когда алкоголь влияет и корректирует жизненные планы человека, его работу и семью, вовлекает человека в опасные ситуации (ДТП, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, драки и т.д.) – говорят о злоупотреблении. Алкоголизм же – это хроническое заболевание организма, при котором человек не только теряет способность контролировать количество выпитого, но и в организме вырабатывается толерантность к алкоголю, а для достижения удовлетворения необходима все большая доза.

По существующим оценкам, алкогольная зависимость развивается у 15% регулярно выпивающих людей. Главный вопрос «почему болезнь затрагивает одних и обходит стороной других» давно волнует ученых и врачей. Считается, что переход от пьянства к алкоголизму обуславливается сочетанием нескольких факторов: генетика и наследственность + физиология организма (изменение уровня нейротрансмиттеров с дальнейшей коррекцией работы центров удовольствия головного мозга) + социальные аспекты и психологические особенности личности.

Точный ответ на вопрос о механизмах развития алкоголизма до сих пор не найден, однако новые исследования дают некоторую надежду. Последние 10-15 лет ряд экспериментов на лабораторных животных выявил гены, области в головном мозге и химические вещества, которые играют ключевую роль в склонности к развитию зависимости. Проблема, с которой столкнулись ученые – мышки с крысами отдельно, люди – отдельно, а результаты опытов в лаборатории на животных не применимы для человека. К примеру, вылечить зависимую от алкоголя крысу – не составляет труда, тестированин «метода для грызунов» на людях – дает нулевой результат.

Профессор нейропсихиатрии Маркус Хайлинг и его коллега Эрик Огье (Швеция, Линчепинский университет) утверждают, что проблема не в том, что сами по себе грызуны не подходят для эксперимента, не верен был дизайн самого проведения исследований. Чаще всего животные находились в клетках, оборудованных специальным рычагом, при нажатии на который подавалось вещество, вызывающее зависимость. Мышки создания умные, закономерность ловили моментально и быстро осваивали, как пользоваться механизмом. Таким образом, выбор «пить или не пить?» в клетке с источником этого «пить» делал решение однозначным – пьем! Дальше развивалась зависимость. Как только источник убирался из клеток, мыши адаптировались к отсутствию источника.

При этом, по мнению Хайлига, изучение мышей с зависимостью никак не помогало ответить на вопрос, почему обычно зависимость возникает только у 15% пьющих. В статье научного журнала Atlantic шведские исследователи рассказали, как решили эту проблему. Животным предлагалось на выбор – взять порцию алкоголя из одного крана или крайне любимую ими подслащенную воду из другого. Таким образом моделировалась более типичная ситуация, в которой находится человек в баре, ресторане, гостях или в магазине.

Как только крысы получили выбор между алкогольным коктейлем и безалкогольным нектаром, большинство из них во всех экспериментах стали выбирать последнее, разделившись как люди – пьющих 15% vs 85% трезвенников. Доля пьющих крыс была равна % населения людей, у которых развивается алкоголизм. Примечательно, что указанные 15% демонстрировали схожие поведенческие признаки с людьми-алкоголиками: тратили много больше усилий на добычу алкоголя, чем их собратья, лакали алкоголь, когда его смешивали с очень горькими жидкостями, все равно пьнствовали, когда каждый мл алкоголя можно было получить только под ударами электрического тока, пили в жару и холод и прочее. Конечно крысы не могли разговаривать, но с большой долей вероятности можно сказать, что как и человек –алкоголик, они бы продолжали пить, зная что это навредит здоровью или даже убьет.

Ранжировав крыс на «алкашей» и «трезвенниц», ученые озадачились поиском их генетических различий. Пять из 6 участков мозга, которые считают связанными с аддикцией, не выявили различий, в отличии от миндалевидного тела — парной структуры, ответственной за эмоции.

О связи миндалины с алкоголизмом было известно и ранее: болезнь притупляет эмоциональное восприятие, влияя на экспрессию сотен генов в этой части мозга. У крыс-алкоголиков шведы обнаружили аномально низкую экспрессию нескольких генов, регулирующих важнейший тормозной нейромедиатор – гамма-аминомасляную кислоту (ГАМК). В частности, был менее активен ген, запускающий производство фермента GAT3, который нужен для регуляции запасов ГАМК в нейронах. В результате ГАМК накапливалась в нейронах миндалины и снижала их активность. Ученые предполагают, что все эти химические изменения влияют на восприятие страха и стресса, и это объясняет их врожденную уязвимость по отношению к алкоголю. Чтобы проверить эту гипотезу, исследователи намеренно «выключили» выработку GAT3 в мозгу нормальных грызунов без алкогольной зависимости. Как и ожидалось, после этого животные начали предпочитать алкоголь другим напиткам.

Ученые говорят, что выявленный механизм работает на всех видах животных, включая человека. Было проведено сравнение с образцами тканей мозга несколько доноров людей, страдающих алкоголизмом, подтверждающее низкие уровни GAT3.

Издание Chemical & Engineering News заявляет о дальнейшем сотрудничестве шведских ученых с одной фарм компанией, так как результаты эксперимента настолько многообещающие, что уже сейчас их можно клинически применять. Нейробиолог Томас Кэш (США, Медицинская школа Северной Каролины) разрабатывает лекарство «от злоупотребления алкоголем».

Несмотря на позитивные шведские новости лечение алкоголизма по-прежнему сложная тема, так как помимо химико – генетических цепочек развития болезни, остается немало негативно влияющих причин. Приведем лишь несколько примеров (далеко не все). Эксперименты Медицинской школы Университета Юты (США) в свою очередь указывают на связь развития алкогольной зависимости и работы одной из структур мозга — эпиталамуса. Нейроны ее латеральной части активируются при негативных стимулах – стрессе, наказании, стыде, проступках, разочарованиях и проч. Исследователи обнаружили, что у крыс повреждения этой структуры приводили к предпочтению алкогольного напитка вместо воды, даже если после «распития» животные чувствовали себя плохо. В норме мозг крысы посылает сигнал «Стоп, в прошлый раз последствия были ужасны», но при сбое в работе эпиталамуса этого не происходит. Ученые пытаются подтвердить, что мозг человека устроен аналогично. Еще одна команда ученых США (Университет Калифорнии) выявила, что чрезмерное потребление алкоголя лабораторными грызунами корректируется путем изменения экспрессии генов, отвечающих за выработку белка BDNF. Низкий уровень данного белка – и мыши не в состоянии контролировать «тягу к бутылке», искусственное повышение уровня белка – и мыши «умеренно пьянствуют».

Проекция результатов «по мышкам» на людей затруднена еще и отсутствием у первых социальной подоплеки. По некоторым оценкам вклад генетической составляющей в развитие алкоголизма у людей составляет менее 60%. А параллельно «работают» — стресс, горе, пьяные компании, отсутствие возможности интересно провести время, одиночество. Более того, азиатам удержаться от алкоголь-зависимости сложнее европейцев из-за нехватки одного из ферментов.

На сегодня не существует медикаментозного метода вылечить алкоголизм. Однако многие программы лечения и реабилитации дают выраженные результаты, особенно при сочетании медикаментозной и психологической терапии. Статистика демонстрирует, что психологическая поддержка пациентов и мотивационная терапия, несмотря на отсутствие универсальных схем лечения, в большинстве случае удерживает зависимого человека от алкоголя.

Поиск «таблетки от алкоголизма» продолжается. А наш психоаналитик Дианова Элина Валериевна все так же продолжает помогать семьям, которые столкнулись со страшной бедой – алкоголизмом.

Наверх