Позвонить

+7 812 701 03 30


Закажите обратный звонок

Адреса центров:

пр. Сизова, 21 ул. Марата, 14

График работы:

с 9:00 до 21:00
ежедневно
Свяжитесь с нами:

У КОГО СЕРДЦЕ «ЖЕЛЕЗНОЕ»?

Факторы риска по-разному влияют на сердечно-сосудистую функцию мужчин и женщин.

Бытует мнение, что несмотря на всю женскую мягкосердечность, именно женские сердца – железные, способные выдержать любую боль и страдание, не говоря уже о биче современности – стрессе. Мужчины же, напротив, несмотря на внешнюю крепость духа и мужественность, чуть что – инфаркт, госпитализация, а зачастую — ящик с короткой надписью. Так ли это на самом деле?

Julius-Maximilians-Universität Würzburg (Германия) представил в Public Library of Science (PLOS One) собственное исследование, согласно которому типичные факторы риска по-разному влияют на сердечно-сосудистую функцию мужчин и женщин. В частности, женщины более восприимчивы к артериальной гипертонии и повышенной концентрации липидов в крови.

Эхокардиография — наиболее часто используемый метод оценки сердечной функции. Обычные измерения, такие как фракция выброса левого желудочка — имеют ограниченную эффективность для выявления изменений во времени, поэтому требуются более чувствительные методы. Тензиография помогает обнаружить незначительные изменения в функции сердца. Отслеживание спеклов в двумерном режиме оценивает движение миокарда с помощью ультразвукового исследования.

Способность количественно оценить ненормальную сердечную функцию зависит от определения «нормальной». Продольное систолическое напряжение в левом желудочке сердца, как сообщается, чаще встречается у женщин по сравнению с мужчинами, что указывает на необходимость применения нормальных для пола значений.

Знания о связи диастолической деформации миокарда с возрастом и полом недостаточны. Важно отметить, что нет справочных значений, доступных для показателей диастолической деформации, отслеживаемых по спекл-трекингу.

Приспособление функции левого желудочка к физиологическому старению сильно зависит от наличия и индивидуальной экспрессии сердечно-сосудистых факторов риска. Однако знания об их возрастном влиянии на систолическую или диастолическую деформацию миокарда скудны. В этих небольших исследованиях преимущественно изучались отдельные возрастные группы и факторы риска.

Женщины имеют меньше сердечно-сосудистых факторов риска. Однако авторы исследования кардиологи Caroline Morbach и Bettina N. Walter предполагают, что женские сердца более чувствительны к сердечно-сосудистым факторам риска, чем мужские.

Что поразило исследователей: «На удивление многие люди среднего возраста имели хотя бы один фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний. И наиболее опасным фактором риска является — избыточная масса тела у обоих полов».

Кардиологи впервые использовали эхокардиографию для установления референтных значений для систолической и диастолической деформации миокарда и проанализировали данные 1818 участников, возраст которых в среднем составлял 54 года без известной сердечной недостаточности. В выборке для установления стандартов авторы были сосредоточены на людях, у которых отсутствовали сердечно-сосудистые факторы риска и не было известно о заболевании сердца в анамнезе. Оказалось, что «по-видимому, к данному возрасту только 542 человека были здоровы. Остальные — имели как минимум 1 сердечно-сосудистый фактор риска. В здоровой группе 58% составляли женщины».

Далее команда кардиологов изучила влияние факторов риска на сердечную функцию. «Наши результаты показывают, что женская сердечная мышца более склонна к гипертонии и повышению уровня липидов в крови. Ожирение было нейтральным с гендерной точки зрения и в целом самым сильным негативным влиянием на функцию сердечной мышцы», — резюмировали авторы.

О том, как нормализация артериального давления влияет на когнитивное здоровье и нормальное старение головного мозга – читайте на сайте Специализированного медицинского центра ЭВО.

Источник: PLOS One / Speckle tracking derived reference values of myocardial deformation and impact of cardiovascular risk factors – Results from the population-based STAAB cohort study

Наверх